Яндекс.Метрика

НЕТИПИЧНАЯ ИСТОРИЯ, РАССКАЗАННАЯ МНЕ ФРОНТОВИКОМ.

Эту историю рассказал мне фронтовик, офицер. Не знаю, почему он мне ее рассказал. История совсем не про подвиги, как мы привыкли.  Житейская история. Неожиданная для меня. Хотите верьте, хотите нет. Прочитаете, не пожалеете.  

 К сожалению, рассказ я запомнила почти слово в слово, а вот имя рассказчика стерлось из памяти. 

20 лет назад я работала в стационаре дневного пребывания для пожилых людей и инвалидов “Общение”. Наши бабушки и дедушки приходили, как в детский сад, к 8 утра и уходили вечером. В это время их осматривали врачи, были различные развлекательные мероприятия, поездки на горячий источник и т.д. Словом, люди хорошо общались друг с другом. многие потом продолжали дружить. 

И вот как-то раз все уехали в театр, а я заглянула в зал отдыха. К своему удивлению, увидела там высокого, статного мужчину, сидящего в гордом одиночестве. Было видно, что он скучал. 

Я подошла, поинтересовалась, почему он не поехал в театр. Мужчина ответил, что жена отдыхает в санатории, а без жены он в театр не ходит. Глядя на него, я пыталась определить возраст. То, что передо мною был офицер, выдавала выправка. Седые волосы подчеркивали возраст, но глаза были на удивление молодыми. И красивый был по-прежнему. Я невольно представила, какой же он был в молодости!

Мы быстро разговорились, и он рассказал мне вот такую не типичную для меня историю из своей военной жизни.  А  дальше — почти слово в слово с соблюдением авторского изложения.

 

“ Войну я закончил в Берлине. В 1946 году было мне всего 25 лет. Молодой офицер, сил полно, война закончилась. И была у нас с Васькой, это друг мой, мечта: побывать в Париже в публичном доме. Ну мы же молодые, ничего в жизни кроме войны не видели. 

Ну а до Парижа-то — рукой подать. Вот как-то выкроили мы время и махнули в Париж на выходные.

Приезжаем, по французски ничего не понимаем. Захотели пообедать, спрашиваем про кафе по-русски — не понимают. По-немецки — шарахаются. Еле нашли какую-то кафешку, сели, принесли нам меню — ничего не поймем! Что заказывать? Вдруг из-за соседнего столика молодой человек на чисто русском спрашивает: “Что ребята, помочь?”. Оказалось, что это Серж, сын эмигрантов. Мы и его накормили, рассказали, что хотим. Серж сказал, что в публичный дом нас обязательно отведет, но сначала достопримечательности  Парижа покажет.  

До вечера мы по Парижу бродили, а потом, как договаривались, Серж привел нас к публичному дому. Этот дом тогда был, как Большой театр в Москве. Постучались. Вышла дородная тетушка, весьма недружелюбно на нас посмотрела. Но увидев, что карманы наших галифе ломятся от денег ( мы и вправду не знали, куда их девать), тут же сменила гнев на милость. 

Сержа мы взяли с собой. Куда мы без него… Нас привели в небольшую приемную, на столиках фрукты, сладости, чай, кофе. Каждому дали по альбому. А там фотографии прекрасных девушек. Кого там только не было: француженки, немки, русские, украинки, польки, негритянки.… На любой вкус. Выбрали мы каждый свою.

И отправили нас в зрительный. зал. Большой зал, большая сцена, и мы в зале втроем. и перед нами столики с фруктами, сладостями, напитки, какие хочешь. Идет концерт, звучит музыка, ,и вдруг на самой высокой ноте музыка обрывается и раз —  все  танцовщицы оказываются голые. У нас с Васькой от такой неожиданности челюсть отпала. Смотрю, а Серж смеется и пальцем на подбородок показывает, дескать, челюсть закрой. 

А потом развели нас по номерам. Пришла моя, принесла мне белый махровый халат ( кого выбрал, не сказал), сходил в душ, выхожу — опять альбом на столе лежит. Заглянул. а там… словом, выбирай любой вариант. 

И была ночь. (Тут мой рассказчик немного задумался). И знаешь, я потом вернулся домой, женился, счастливо прожил с женой всю жизнь, а ту ночь до сих пор помню, как сейчас. И что больше всего мне запомнилось, думаешь? Запомнилась кожа этой девушки, она была такая упругая, что даже ущипнуть ее не получалось.

Вот такая история приключилась со мной в далеком 1946 году. Да, тогда мы были молодыми…”

Мой рассказчик замолчал, задумался. Немного погрустнели глаза, которые до этого, пока шел рассказ, горели веселым, озорным огоньком.

А мне эта история врезалась в память. И стали ближе и роднее ребята, рожденные в 20-х годах. Да, они герои. И в то же время обычные люди, настоящие в своих помыслах, простых человеческих желаниях. 

Для меня они просто спустились с пьедестала, не утратив своего величия. И хорошо, что   мечта этих молодых лейтенантов сбылась! В конце концов, они заслужили этот яркий миг простого человеческого счастья!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если вы человек, введите правильный ответ ниже *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

© 2021 Домашний сервис ·  Дизайн и техподдержка: Goodwinpress.ru